02.12.2019

Эксперт ЦЕАИ Заал Анджапаридзе: Грузия - Взгляд в 2020

2020 год для Грузии может выдаться пожалуй одним из самых напряженных за последние 10 лет, и не только с точки зрения внутриполитической ситуации, но и внешнеполитических вызовов. Намеченные в конце октября 2020 парламентские выборы будут по всем параметрам знаковыми,  учитывая комплекс предшествовавших а также грядущих событий. Эти выборы станут конкуренцией ценностных и мировозренческих систем противостоящих общественно-политических сил, жестким противостоянием элит преследующих порой несовместимые друг другом политические, финансово-экономические и личностные интересы. Эти выборы могут вылиться в невиданные до сих пор противостоянием старшего и молодого поколений с их конфликтующими культурно-ментальными установками. И разумеется, на этих выборах будет негласно присутствовать противостояние геополитических интересов Запада и Россий борющихся за обретение и/или сохранение влияния на постсоветском пространстве.

Естественно, что главными вопросами 2020 года станут вопросы власти. Сохранит ли правящая партия - Грузинская Мечта (ГМ) себя у власти на третий срок, или же ей придется уйти в оппозицию? Станет ли возможным формирование коалиционного правительства, или же страну ждут новые досрочные выборы и затяжной кризис?  Как поведут себя крупные международные игроки?  Пожалуй, прав известный американский политолог Рональд Суни в своей аналитической статье: «Пешка крупных держав – Соперничество Запада и Востока за Кавказ»  в изданий Journal of Eurasian Studies, подчеркивающий что это соперничество приобретает все более ожесточенный и нарастающий характер. 

 

Кризис или Мирный Исход?

Несмотря на то, что до парламентских выборов-2020 осталось около 11 месяцев, страна уже давно живет в предвыборном режиме. Уникальность ситуации состоит в том что, еще не известно, по какой системе пройдут выборы. По полностью пропорциональной, как того требует оппозиция, или же по пропорционально-мажоритарной, как прописано в переходных положениях действующей Конституции, предписывающей переход на полностью пропорциональную систему в 2024.  Несколько раундов диалога между оппозицией и правящей партией при посредничестве послов США и Евросоюза пока не привели к взаимоприемлемому соглашению.  ГМ сделала небольшой компромисс, предложив сократить число депутатов мажоритариев с 73 до 50, увеличив число депутатов, избираемых по пропорциональной системе, с 77 до 100. Оппозиция, объединяющая в своих рядах до 20 партий различного калибра, пока что отвергла предложение,  настаивая на принятии т.н. «германской модели», адаптированной к грузинским реалиям. ГМ утверждает, что предложенный оппозицией вариант требует поправок к Конституции, и что в парламентском большинстве ГМ нет ресурса для поддержки этих изменений. Оппозиция же уверена, что достаточно внести изменения в избирательный кодекс. Если правящей партии и оппозиции не удастся прийти к компромиссу в ближайшие месяцы, то скорее всего просто не останется времени для изменений системы выборов. 

Начиная с февраля оппозиция анонсировала возобновление акций протеста, которые пошли на спад и были приостановлены в связи с новогодними праздниками. Однако если акции протеста оппозиции с требованием перехода на пропорциональную систему не получат должной поддержки общества, то у оппозиции останется выбор – либо свернуть их и переключить ресурсы на подготовку к выборам, либо все же продолжить их в урезанном масштабе, дабы сохранить лицо перед своими избирателями и зарубежными партнерами. Основная системная и имеющая представительство в парламенте оппозиция в лице Единого Национального Движения (ЕНД) и Европейская Грузия (ЕГ), очень боится потерять поддержку не только оставшегося электората, но и Запада. А это может произойти, если там придут к заключению, что эти партии теряют социальную базу и, соответственно, более не могут служить эффективными проводниками их интересов. Тут же следует отметить, что оппозиция, которая согласно последним (в ноябре-декабре 2019) опросам общественного мнения, не может похвастаться сколько-нибудь значимой поддержкой населения, активно ищет поддержку на Западе, мобилизуя все свои связи и финансовые средства для задействования лоббистов. Можно сказать, что они в некоторой степени преуспели в этом на фоне пассивности ГМ. Судя по всему 2020 году все крупные политические игроки будут стремиться найти поддержку внешних сил и не только на Западе. 

Начиная с 2012 года грузинская политическая арена стала фактической двух-полюсной: она была поделена между ГМ и ЕНД а после раздела ЕНД и появления ЕГ, политическая троица ГМ, ЕНД и ЕГ стали доминантными игроками. Все эти партии имеют солидные финансы, каждая из них имеет контролируемые телекомпаний и другие СМИ. Естественно, для ГМ удобно во всех отношениях иметь в оппонентах  серьезно дискредитированную ЕНД и ЕГ, над которыми дамокловым мечом висят компроматы, пылящиеся на полках прокуратуры. Для ЕНД и ЕГ в их положений конечно же удобно выступать в роли главной оппозиционной партий, прежде всего в глазах Запада. Это семилетнее «политическое сосуществование» закончилось в 2019 году известными июньскими событиями и неудавшейся попыткой «бархатной революции». 

Конфликт с властями по поводу прошлых сомнительных  финансовых операций и глубоководного порта Анаклия, вынудил публично известного совладельца одного из крупнейших банков Грузии и финансовой группы TBC Мамука Хазарадзе  податься в политику. Он основал новое политическое движение «Лело» (в русском переводе «поприще») и имеет претензию предстать в качестве альтернативной «третьей силы». Запрос на такую силу, если верить опросам, все возрастает и колеблется в пределах 40-50%. 

Не исключено, что за оставшееся до выборов время занять нишу «третьей силы» попытаются популистские лидеры и движения с национал-патриотической повесткой, имеющие достаточную узнаваемость обществе. Опросы и исследования настроений общества показывают, что в регионах, где особенно сильны традиционно-консервативные и ортодоксальные настроения, такие лидеры могли бы рассчитывать на серьезный электоральный успех. 

Поскольку российская тема вновь приобрела повышенную актуальность и остроту в политической борьбе на фоне июньских событий, то скорее всего она красной линией будет проходить во время предвыборной борьбы. Некоторые аналитики полагают что, выборы-2020 в наибольшей степени будут характеризоваться противостоянием условно про-западной и условно про-российской  повесток. Хотя оценка кажется преувеличенной, поскольку в силу известных проблем между Россией и Грузией, ни одна серьезная политическая сила, исходя из политического инстинкта самосохранения, не будет выступать с про-российскими предвыборными посланиями. Но про-западные группы в Грузии даже тех политических партий, в их числе ГМ, которые выступают за прагматичные и неконфронтационные отношения с РФ, причисляют к про-российским. Этот «козырь» будет в полной мере задействован в предвыборной борьбе, чтобы ослабить ГМ.  

Учитывая значение выборов-2020, есть вероятность что развернется большая «война компроматов». Представители ГМ уже открыто напоминают о хранившихся в прокуратуре коррупционных делах лидеров ЕНД и ЕГ, прозрачно намекая, что им могут дать ход. Видимо и на этот раз парламентские выборы превратятся в конкуренцию денег, административных ресурсов, черного пиара и другого набора постсоветских выборов, и мало будет места для конкуренций программ и идеологических платформ. 

Одна из главных опасностей выборов-2020 - это невозможность формирования коалиционного правительства, последующий кризис власти, роспуск парламента президентом и неизбежные досрочные выборы. Такой сценарий вполне вероятен. ГМ уже сейчас заявляет, что ни при каких обстоятельствах не создаст коалицию с ЕНД и ЕГ, а также «Альянсом Патриотов» - парламентской партией выступающей за активный диалог с Россией. В свою очередь и ЕНД, и ЕГ клянутся, что не помогут ГМ создать коалицию и правительство. Они призывают другие партии взять на себе письменное обязательство сделать то же самое.  Таким образом, даже если выборы признают легитимными, еще неизвестно, сколько просуществует избранный парламент. 

 

Внешние вызовы и интересы внешних игроков

Смена правительства в России и объявленные президентом Владимиром Путиным изменения могут затронуть в некоторой степени и грузино-российские отношения. Не исключено, что уход в тень Дмитрия Медведева, формального инициатора признания независимости сепаратистских регионов Грузии – Абхазии и Южной Осетии в 2008 году в бытность президентом РФ, может повлечь за собой некоторые подвижки в российско-грузинских отношениях. 

Москве по вполне понятным причинам, не требующих детального разбора, небезразличен исход парламентских выборов в Грузии, занимающей стратегическое положение на южных рубежах России и являющейся стратегическим союзником стран НАТО в регионе. Победа выраженно анти-российских сил и даже их значительное представительство в парламенте, позволяющей влиять на ключевые внешнеполитические решения - неблагоприятный для Москвы сценарий. Это понимают в трезвомыслящих грузинских политических и общественных кругах, хорошо помнящих последствия войны с Россией в 2008 году. Однако интерес того, чтобы анти-российские силы были представлены в парламенте достаточно, в качестве сдержек и противовесов ГМ, имеется у западных партнеров Грузии.  В ГМ конечно же понимают, что с их умеренно-прагматичной политикой, они для Россий являются более приемлемой силой по сравнению с выраженно анти-российскими  ЕНД и ЕГ с их сателлитами. Но насколько приемлемыми они являются для Запада, тут нет однозначного ответа.

В грузинских экспертных кругах бытует с одной стороны парадоксальное мнение, что Россия может быть заинтересована в приходе к власти ЕНД и ГМ,  и в очередной управляемой дестабилизацией в Грузии, которая надолго отдалит страну от интеграции в евроатлантические структуры, а России даст дополнительные рычаги воздействия. Россия со своими ресурсами влияния может попытаться оказать влияние на грузинские выборы-2020. Это знают и главные политические игроки в Грузии, и это знают и на Западе. Ответ на вопрос, в чью пользу окажет влияние Москва, станет яснее ближе к выборам и будет зависеть от внутригрузинской расстановки политических сил, и геополитической конъюнктуры в регионе и на международной арене. 

Естественно, и Запад будет оказывать посильное влияние, дабы заполучить выгодную для себя политическую конфигурацию грузинской власти на последующие 4 года. В 2020 году в Тбилиси наконец-то приедет новый посол США Келли Дегнан, заняв вакансию, остававшуюся свободной более года. На слушаниях в сенате Дегнан заявила, что главной проблемой для Грузии является Россия, и США всячески поддержат Грузию для защиты ее территориальной целостности. Оппозиция видит в Дегнане своего рода соглядатая Запада для обеспечения свободных и демократичных парламентских выборов в Грузии, и естественно ожидает, что посол будет благосклонна к ним. 

Не без участия Запада в Грузии уже сформировалось неписанное политическое правило, что любая политическая партия не должна пребывать у власти больше двух сроков. Этот посыл активно культивирует оппозиция, утверждая что Запад не допустит третьего срока для ГМ. Однако в Грузии есть наглядный пример, когда Западу пришлось скрепя сердце смириться с твердым выбором грузинского избирателя. Это случилось в 2012 году, когда Запад был вынужден настоятельно рекомендовать Саакашвили передать власть и уйти в оппозицию, дабы избежать массового всплеска народного протеста. Скорее всего Запад попытается не допустить, чтобы в парламент попали партии, сравнительно лояльно настроенные к России и выступающие за нормализацию грузино-российских отношений. Их целью будет превенция такой конфигурации политических сил в парламенте, которая могла бы изменить про-западный внешнеполитический курс Грузии. Для этого у Запада имеются достаточные ресурсы.  Политические события США могут отразиться и на выборы в Грузии.   В 2020 грядут выборы президента США, когда весь американский истеблишмент и политический класс будет сконцентрированы на предвыборные баталии. Соответственно, в грузино-американских отношениях скорее всего наступит затишье. 

Юбилейный 70-й саммит НАТО в Лондоне показал, что прорывных решений по членству Грузии в альянс в обозримом будущем не ожидается. Хотя, вопрос членства остается в повестке дня. Если судить по заявлению генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, в 2020 году будет в возрастающей степени воплощаться известный подход альянса–«Больше НАТО в Грузий и больше Грузии в НАТО» . Это значит возрастающие масштабы учений НАТО в Грузии и наращивание двустороннего сотрудничества в том числе и в военно-технической сфере.  В  2020 году отношения  Грузии с Европейским Союзом скорее не выйдут за рамки программы «Восточного Партнерства» и соглашения об ассоциации, учитывая скептицизм ключевых членов Евросоюза к расширению блока, а также неясность результатов парламентских выборов. 

Можно с уверенностью предположить, что в ожиданий исхода парламентских выборов, со стороны Запада не будут сделаны какие-либо значительные шаги навстречу Грузии. Также уверенно можно предположить, что Запад и международные организации на этот раз не спустят властям Грузии те нарушения которые они зафиксировали, но спустили, во время президентских выборов 2018 г. 

 

Экономика – с прицелом на выборы

Перспективы экономики на 2020 год пока выглядят пессимистичными. Международный Валютный Фонд (МВФ) понизил прогноз экономического роста Грузии в 2020 году с 4.8% до 4.3%. Хотя Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР) оставил прогноз экономического роста в 2020 неизменным – 4.5%. Однако эксперты  Galt & Taggart полагают что экономический рост Грузии в 2020 может быть даже ниже (4%) заявленных МВФ и ЕБРР цифр, и одной из причин называют парламентские выборы.

По данным национальной статистической службы, к концу 2019 общий уровень цен повысился на 7%. Причем инфляция затронула довольно широкий перечень продуктов питания а также практически все категорий. Такой инфляции в стране не наблюдалось с 2017 года.  В 2020 году могут возрасти цены на общественный транспорт а также на газ и электричество. Если тенденция роста цен сохранится в 2020 году, это особенно болезненно ударит по самим неимущим слоям, которые составляют довольно значительный сегмент электората.  

Экономические трудности естественно затронут и социальную сферу и соответственно отразятся на настроениях избирателей. И если за оставшееся до выборов время положение хоть как-то не улучшится, позиции ГМ будут ослаблены. Однако, вряд ли системная оппозиция в лице ЕНД и его союзников сумеет на этом заработать много очков в силу известных обстоятельств – степень их непринятия среди избирателей все еще очень высока.  В 2020 году ожидается что лидер ГМ миллиардер Бидзина Иванишвили, являющийся на данное время крупнейшим инвестором для Грузии, инвестирует в несколько крупных инфраструктурных проектов. Оздоровят ли эти инвестиций экономику или же это «предвыборные инвестиций,» предстоит еще увидеть. 

 

Заключение

Парламентские выборы 2020 будут протекать на фоне повышенной политической температуры, в повышенной конфликтогенной среде, высокой степени поляризации общества, нарастающих социально-экономических проблем и борьбы интересов международных игроков, чьим заложником стала Грузия.  


27.11.2019

Директор ЦЕАИ Андрей Русаков: Вот и внуки пошли – все опять повторится сначала…

 

 

 

02.10.2019

Директор ЦЕАИ Андрей Русаков: Осенний марафон

 

 

  

 

 

10.10.2019

Директор ЦЕАИ Андрей Русаков: Голос за Екатеринбург!