Алексей Бочаров: Борьба с коррупцией как прожорливая индустрия

Новую редакцию Национального плана противодействия коррупции (НППК), недавно утвержденную президентом Владимиром Путиным, разбирает эксперт Центра европейско-азиатских исследований Алексей Бочаров:

- На минувшей неделе во время «прямой линии» к Путину обратился московский инспектор госпожнадзора Алексей Михан (в действительности не рядовой надзорщик, а начальник в Южном административном округе столицы). Владимир Владимирович, давайте поможем бизнесу, не будем его сразу наказывать, а для начала ограничимся предупреждением, заявил представитель карательного крыла МЧС. От человека в форме звучало это само по себе абсурдно. Сидевшие в зале перед Путиным были невозмутимы, соблюдая инструктаж, а предприниматели у телеэкранов, наверное, от души посмеялись.

Недавно я был в Екатеринбургском городском отделе надзорной деятельности ГУ МЧС (новое название Госпожнадзора). На стенах – воспитательные сообщения о нерадивых инспекторах, которые в разных частях страны попались на взятках. Такие кожей чувствуют, что при урезанных полномочиях, если их принудят к мягкому отношению к проверяемым, взяток будет меньше. И добровольно от «дубинки» никто не откажется.

Но за усиление полномочий ратуют не только мздоимцы. Еще несколько лет назад маститый госпожнадзоровец делился со мной, «как хорошо было при Советах». Закрывай любое предприятие, вешай пломбу на двери, и всегда прав! Еще до всяких антикошмарных инициатив Дмитрия Медведева, до обязательного согласования проверок с прокуратурой ветеран МЧС сетовал, что теперь порядка нет, приостановить работу за нарушения ППБ (правил пожарной безопасности) можно только через суд - муторно, неудобно.

Любая административная структура заинтересована расширять свои возможности и со временем бесконтрольно замыкается лишь на собственные нужды. От задач обслуживания общественных интересов не остается и следа. Это и есть самая благодатная почва для коррупции.

1 апреля 2016 года вышел указ президента № 147 «О национальном плане противодействия коррупции на 2016-2017 годы». К сожалению, основная идеология обоих документов (указ плюс план), занимающих 25 страниц, строится на том, что наши героические чиновники сами перевоспитаются и изгонят из себя все злоупотребления.

Первая странность – план на двухлетний срок выходит не заблаговременно, а запоздало, ближе к середине первого года его реализации. То есть в текущем году, с учетом раскачки административной машины, на выполнение остается всего несколько месяцев. Задержку могло хоть как-то объяснить подведение итогов исполнения предыдущего такого же плана, но об этом в документе на 2016-2017 годы ни слова. А какой смысл задавать новые двухлетние антикоррупционные горизонты без официального и публичного сопоставления с достигнутым?

Вторая особенность нового НППК – загроможденность расплывчатыми, заведомо неконкретными, неоцифрованными формулировками. Например, «совершенствование механизмов контроля», «повышение эффективности противодействия», «усиление влияния этических и нравственных норм», «расширение использования механизмов», «организация мониторинга реализации». А еще: «провести анализ», «оказывать содействие», «принять меры по повышению эффективности», «уделять особое внимание», «продолжить работу». И т.д. и т.п.

Складывается мнение, что ведомства навключали в президентский указ ту рутину, которую они и так худо-бедно должны выполнять, без всякого «Национального плана». Из документа с громким названием выхолощен нужный инновационный потенциал. Такой «резиновый» акт и задумывался?

Огромная часть указа и НППК посвящена докладам. Их поручено готовить всем: Верховному суду, Генпрокуратуре, МВД, Счетной палате, Правительству, полпредам, губернаторам, министерствам и ведомствам. Затем представлять к определенному сроку для подготовки «сводных докладов». Такой круговорот красивых чиновничьих бумаг, видимо, поставит надежный заслон перед нашим главным национальным бедствием.

Например, уже до 1 июня 2016 года главы регионов должны «обеспечить внесение» в местные антикоррупционные программы поправок, «направленных на достижение конкретных результатов в работе по предупреждению коррупции». Какая требуется конкретика, не говорится. Спустя пару недель, к 15 июня, губернаторы представляют эти доклады в аппараты полпредов. А тем дается еще месяц, чтобы «обобщить информацию» и представить «сводные доклады» в президиум путинского совета по противодействию коррупции. Восемь (!) отдельных докладов поручено подготовить федеральному правительству. Зачем? На какой результат нацелено бюрократическое «тяни-толкай»?

Среди поручений кабмину Дмитрия Медведева есть такое: до 1 августа 2016 года «внести предложения о совершенствовании мер дисциплинарной ответственности» для федеральных и региональных госчиновников. Если нужно улучшать, то предполагается, что нынешняя система наказаний неэффективна? Но об этом опять ни слова. Или просто совершенствование ради совершенствования? Чем-то надо набить антикоррупционный план…

Глава президентской администрации Сергей Иванов, согласно НППК, должен организовать проверки того, как занимаются профилактикой коррупции «отдельные» ведомства, госкорпорации и руководство «некоторых» субъектов федерации. Названия отсутствуют. Проверки должны быть внезапными?

Составители не отразили в плане идею ограничения административного и силового прессинга предпринимательства, хотя без нее любая борьба с коррупцией рискует превратиться в бутафорию. Да, освобождение бизнеса от гнета проверяющих предусмотрено в других правительственных документах. Но это управленческие решения (например, по внедрению риск-ориентированного подхода в государственном контроле и надзоре), которые без антикоррупционной доминанты выглядят как полуреформы для PR-эффекта.

Должен отметить, что в новом плане все-таки есть важные моменты, рассчитанные на стайерские дистанции в деле борьбы с коррупцией. Сюда отношу проектирование обзоров Верховного Суда РФ по делам о конфликте интересов между участниками и заказчиками госзакупок и по делам об отчуждении имущества, полученного сверх официальных доходов (жаль, что в масштабах страны дел по изъятию «нечестно нажитого» пока мизер). И пресечение откатов в казенных закупках, и контроль за бывшими чиновниками и силовиками на новых местах работы (где они зачастую используются как теневые лоббисты). И выявление махинаций с государственной и муниципальной землей, в закупках лекарств и медтехники (проверки отдельной строкой поручены Генпрокурору Юрию Чайке). И задача определить ведомство, ответственное за арест и возврат коррупционных активов из-за рубежа. И поручение губернаторам «предавать гласности каждый случай» неурегулированного конфликта интересов подчиненных. И предотвращение разворовывания бюджета на чемпионат мира по футболу FIFA-2018, то же самое по расходованию сборов на капремонт жилья (обе задачи - для главы МВД Владимира Колокольцева). И автоматизированная проверка деклараций с помощью межведомственных баз данных. То есть перспективные направления в контенте имеются (перечислил почти все), но затронуты они коротко, вскользь.

Зато большой блок занимают поручения провести всевозможные исследования (без указа Путина и включения в НППК этим заниматься нельзя?). Например, стране позарез нужны «междисциплинарные исследования законодательства о противодействии коррупции». И следом длинный список злободневных научных вопросов: «природа коррупции и форм ее проявления», «содержание конфликта интересов», «снижение уровня бытовой коррупции».

Роль главных антикоррупционных просветителей в нацплане отведена президенту Татарстана Рустаму Минниханову и уральскому полпреду Игорю Холманских (они одни получили престижную маркировку – другие чиновники сопоставимого ранга даже не упоминаются). Минниханову и Холманских предстоит организовывать научно-практические конференции.

А среди госкорпораций самая непорочная, по версии авторов плана, - «Росатом». Структура во главе с Сергеем Кириенко будет учить честности другие государственные компании и освобождать их от коррупции. Если «Росатом» - ориентир, то даже подумать страшно, что творится в других ГК.

Что точно принесет НППК 2016-2017 – так это загрузку чиновников кипучей «антикоррупционной» работой, причем финансово емкой. Так, предписано повышать квалификацию федеральных служащих, «в обязанности которых входит участие в противодействии коррупции». Все серьезно – обучать должны «по программе двух уровней», «согласованной с Администрацией Президента РФ». Задана планка – «не менее 1000 человек в год». Исходим из того, что расходы на одного обучаемого - десятки тысяч рублей (начиная от найма лекторов, заканчивая перелетами, командировочными, проживанием…). Умножая на тысячу, получаем на выходе только по одному подпункту НППК десятки миллионов рублей бюджетных ассигнований на мероприятия, мягко говоря, с трудно просчитываемой эффективностью.

НППК предусматривает даже разработку учебного пособия (опять уровень Кремля?) для повышения квалификации госслужащих и проведение «учебно-методических семинаров продолжительностью до пяти дней для педагогических работников». Плюс «регулярные публичные лекции по антикоррупционной тематике», конкурс «СМИ против коррупции», конкурсы социальной антикоррупционной рекламы, «создание художественных и документальных фильмов, радио- и телепрограмм, интернет-роликов, иной медиапродукции».

Цель – сформировать неприятие всех форм коррупции и (внимание!) «повысить престиж государственной службы». На мой взгляд, последняя задача в современной России и так уже решена. В этой части план перевыполнен благодаря тому, с чем и призван бороться.

Не забыли про журналистов и представителей других «общественных» профессий. Им кремлевский документ с чего-то «рекомендует» наравне с чиновниками публично декларировать свои доходы, расходы и имущество. Наиболее талантливые за словом в карман не полезли. Запомнилась ироничная реакция публициста Александра Невзорова. Он посоветовал сотрудникам СМИ заявлять в своих декларациях египетские пирамиды, особняки на Рублевке и невиданную роскошь. Пускай, кому положено, проверяют.

 

Вспоминается фрагмент юмористического шоу: в России борьба с коррупцией по доходности стоит на втором месте после самой коррупции.

Write a comment

Comments: 0