Андрей Русаков:  Надо плыть в «одной лодке»

Впервые за все постсоветскую историю в России дискуссия о политической гражданской нации вылилась в предложение о принятии соответствующего закона. Как считает директор Центра европейско-азиатских исследований Андрей Русаков, это закономерный ответ на внешние и внутренние вызовы, стоящие перед страной. Появление подобных вопросов и в политической повестке других стран на евразийском пространстве также уже «не за горами»:

- Накануне Дня народного единства в повестке дня появилось предложение о разработке и принятии закона о российской нации. Сама идея возникла во время заседания Совета по межнациональным отношениям в Астрахани, которое проводил Президент России Владимир Путин. Хотя дискуссия по этому вопросу идет уже достаточно давно. По сути, дано начало обсуждению такой сложной и деликатной темы не только в профессиональном и экспертном сообществе, но и среди всех слоев населения. Многие видят аналоги в нашем советском прошлом, когда официально существовала такая социальная общность как «советский народ». Но прошлое осталось в прошлом. И уже четверть века Россия является самостоятельным и независимым государством. И если мы хотим видеть нашу страну самостоятельным игроком на мировой арене, то это невозможно без формирования политической гражданской нации, объединяющей все наши многочисленные этносы. Развитие тех или иных государств определяется не только экономикой или другими достижениями. Осознание своей идентичности является огромным фактором в построении конкурентоспособной политической и социально-экономической модели государства. Мы по-прежнему останемся русскими, татарами, калмыками, якутами и другими национальностями, но перед нами стоит задача осознать себя жителями одной страны, одной державы. Какой будет этот закон, какие задачи он будет решать и кого защищать? Это будет видно позже. Главное российское достояние – мирные и добрососедские отношения между всеми народами. Вот это мы должны сохранить и защитить. Вероятно появление подобных политических дискуссий в странах Евразийского экономического союза. В конце концов, мы все находимся в «одной лодке» и дальнейшая интеграции также невозможна без интеграции всех национальностей, живущих на евразийском пространстве.