Андрей Русаков: И не сникерс и не тампекс!

В основе формирования феномена «путинского большинства» лежит не медийный контент, а реальный ответ на политические запросы населения, среди которых доминирует стабильность и безопасность, - считает директор Центра европейско-азиатских исследований  Андрей Русаков, комментируя итоги исследования Фонда развития гражданского общества. Это лишний раз показывает, что в основе любой политики должна лежать именно политика, а не количество эффектных медиаповодов:

 - Начиная свою первую президентскую кампанию, тогда еще и.о. президента России в ответ на вопрос журналиста, почему он не занимается политической рекламой, ответил, что он не сникерс и не тампекс. А, прежде всего,  политический деятель, стремящийся реализовать себя для развития России. Тогда это смотрелось крайне необычно, учитывая, что западные демократии, не чуждые тогда элемента «образцовости» своих политических систем,  предлагали свои концепты ведения избирательных кампаний. Однако их политическое  лидерство, эффектно «унавоженное» ПР-технологиями и рекламными кампаниями,  часто оказывалось суррогатным или даже, как это получилось с французским президентом Франсуа Олландом, откровенно пародийным. Французы были  в отчаянии от того, что основные  силы президент начал тратить   на поиски запасного  выхода из Елисейского дворца для тайных встреч с очередной любовницей. Конечно, можно и даже иногда нужно заниматься собственным продвижением. Но политика должна быть политикой, организацией устойчивого развития собственной нации. И если политическая система страны находит такого лидера, то это и является ее достоянием и заслуживает одобрения своих избирателей. Формирование «путинского большинства» - реакция россиян именно на политику своего лидера. А электоральный запрос очень прост – это, как показывают итоги исследования Фонда развития гражданского общества, безопасность и стабильность. Именно в реализации этого компонента видится «путинскому большинству» залог дальнейшего развития нации.  Как говорится, против лома нет приема, если нет другого лома. А его нет. Есть политика, которую ждут избиратели и есть политики, которые на этот запрос отвечают.