Давид Степанян: Новая война за Карабах завершится уничтожением Армении и Азербайджана

Член дирекции ИМЭМО РАН, экс-директор Службы внешней разведки, экс-замглавы МИД РФ, Чрезвычайный и Полномочный Посол, генерал армии Вячеслав Трубников в интервью АрмИнфо делится своим видением урегулирования карабахского конфликта. Перечисляет неминуемые последствия возможной войны в одном из самых милитаризированных регионов мира. Говорит о роли и возможностях стран-сопредседателей в карабахском урегулировании, оценивает вероятность подключения к мирному процессу новых игроков.

- В конце 90-х начале нулевых вы являлись сопредседателем Минской группы ОБСЕ от России по урегулированию карабахского конфликта. Сильно ли изменились реалии и условия урегулирования за все эти годы? Какой вариант разрешения карабахского конфликта наиболее реалистичен, на Ваш взгляд, сегодня?

- Я оставляю решение карабахского вопроса на усмотрение Еревана, Баку и, безусловно, Степанакерта. Поскольку без Степанакерта какого-либо прочного, мирного урегулирования не будет. Ситуация непризнанного государства также имеет определенное психологическое воздействие на тех кто живет в этом государстве. В первую очередь, как мне кажется, это должны учитывать в Ереване и во вторую в Баку. Для Баку этот вопрос, на мой взгляд, решен – Карабах в составе Азербайджана вряд ли когда-то будет. А для Армении нет, и здесь еще надо будет разбираться. При этом, прямая наземная связь через территорию Армении Азербайджана с Нахичеванью, на мой взгляд, является определенной компенсацией Баку. Равно как и возвращение Азербайджану 7 районов, находящихся сегодня под контролем Армении. Конечно, такой вариант, быть может, устроит далеко не всех, но, во всяком случае, почвы для серьезных территориальных претензий не будет.              

- То есть компромисс Вы представляете себе именно так?

- Именно так. При этом я понимаю позицию всех трех сторон конфликта. Понимаю стремление Еревана заручиться пакетным решением конфликта, поскольку в этом случае возможности всех сторон были бы уравнены. Армения вряд ли упустит без самых мощных гарантий рычаг такого воздействия, каковым являются 7 районов. Подобные же гарантии могут появиться исключительно вследствие достижения пакетного разрешения конфликта. И это в Баку должны понимать. Как и то, что получение сухопутного доступа в Нахичевань по территории Армении является немаловажным для Азербайджана достижением, подчеркиваю, стратегического характера.

- Вы имеете в виду создание коридора исключительно по территории Армении?

- Коридор должен создаваться таким образом, чтобы не влиять на отношения и соседство Армении с другими странами, поскольку Лачинский коридор подобных возможностей для Армении явно не создает.

- Очень часто в Баку, иногда в Ереване звучит мнение о целесообразности “надавить” на противоположную сторону конфликта в интересах достижения урегулирования в свою пользу. Главным адресатом подобных призывов практически всегда является Россия. Имеют ли, на Ваш взгляд, подобные воззвания смысл и перспективу?

- Отношусь к подобным призывам крайне отрицательно потому что позиция России по Карабаху и так ясна – победителей и побежденных в Карабахе быть не должно. И не одна из стран конфликта не должна и не может себя усиливать за счет влияния третьей стороны. Завершится все это плохо для всех, включая третью сторону. Становиться соучастником такого решения, которое не поставит точку в конфликте вокруг Карабаха неправильно и нельзя. Там где не будет компромисса, там, где останется свобода для реванша окончательное соглашение невозможно. Это будет лишь временным соглашением. Поэтому Карабах надо решать раз и навсегда.

- Вы усматриваете предпосылки для подобного разрешения Карабаха?

- Мне представляется, что сегодняшние руководители в Баку, Ереване и Степанакерте достаточно политически дальновидны и грамотны для ухода от стремления к односторонним выгодам и понимают что это вряд ли возможно. И мне кажется, что теоретическая возможность подобного разрешения конфликта есть, она сохраняется. Думаю, что, конечно, найдутся и горячие головы. К примеру, в силу того, что Азербайджана развивается и укрепляется, в целом, неплохо. Нефть и газ, конечно, дают Азербайджану возможность прогрессировать чисто материально, технически и экономически. С этой точки зрения, у кого-то, конечно, могут возникать и соблазны. В период моего сопредседательства в составе МГ ОБСЕ раздавались определенные голоса в духе “вот пройдет время, мы укрепимся и решим вопрос по-своему”. Убежден, что это не есть путь решения проблемы. Это путь ее усугубления, откладывания неминуемого взрыва будущим поколениям, внукам. Меж тем, здравомыслящие руководители категориями своей жизни и жизни своих детей думать не должны, они должны смотреть в будущее гораздо дальше.                        

- Чем если не самоуничтожением Армении, Карабаха и Азербайджана может грозить большая война в нашем запредельно милитаризированном регионе?

- Безусловно, это будет война на уничтожение, победителей в которой не будет. И тут, собственно, нечего завоевывать, нужно друг друга сгонять с земли и уничтожать физически. Придется уничтожать нацию, религию, культуру. А это в XXI веке невозможно. К счастью. Следуя одному хорошему анекдоту, я скажу “Тбилиси тоже хороший город”.

- Будучи не вовлечен прямо в урегулирование карабахского конфликта, Иран, безусловно, имеет мощные интересы во всех трех странах-участницах конфликта, особенно имея обширную границу с непризнанной НКР. Есть ли предпосылки для подключения Тегерана к переговорам по Карабаху и как это может отразиться, на Ваш взгляд, на его перспективах?

- Мне кажется, что формат Минской группы для разрешения этой проблемы вполне достаточен. Во всяком случае, как минимум, не давать этой проблемы пространства для большей интернационализации. Посредников тут явно достаточно и вовлекать никого дополнительно в этот процесс не надо. Поэтому что в индивидуальном качестве и Россия, и США, и Франция играют самую серьезную роль в контактах на самом высоком уровне.

- Испытывают ли страны Южного Кавказа и Россия жизненную необходимость в поддержании территориальной целостности и неделимости  Турции и Ирана в свете того, что именно эти две страны сегодня являются естественным барьером, отделяющим наш регион от ближневосточной нестабильности и террора?

- Полагаю, что нарушить геополитический баланс всегда очень просто. Трудно предугадать абсолютно непредсказуемые последствия. Это все равно, что сейчас говорить о порцелировании Сирии на отдельные анклавы: курдские, алавитские, суннитские, где-то соберутся христиане. Безусловно, в этой ситуации страшно осложнится жизнь всех соседних стран. Потому что все эти анклавы будут искать внешней поддержки. Сейчас эта поддержка все равно оказывается как проасадовским, так и антиасадовским группам. Однако, тем не менее, в Сирии существует и единое, законное правительство, ставящее во главу угла главной целью сохранение единства страны. На этой позиции стоят и Россия, и Турция, и Иран. Мы за единую Сирию, поскольку лишь такая Сирия может выступать залогом стабильности в любом регионе. Точно так же я лично выступаю за единую Турцию, поскольку ничего хорошего внутренние передряги в этой стране, которые могли бы привести к ее распаду, не сулят никому, и в первую очередь соседям.    

 

 

Материал взят отсюда: http://arminfo.info/full_news.php?id=25633&lang=2