Андрей Русаков: Ковид как грузинская мечта

ЦИК Грузии завершил регистрацию заявок непарламентских партий для участия в выборах парламента страны. Из 68 партий успешно прошли регистрацию 59, а девять партий получили отказ. В любом случае этот достаточно внушительный список, в своем большинстве,  уже вместе с парламентской оппозицией  войдет на предстоящих выборах в общую борьбу  против «Грузинской мечты». Однако «Грузинской мечте» в нынешних реалиях есть,  что предъявить избирателю - предварительные итоги пандемии в Грузии.  На данный момент менее двадцати погибших и около полутора тысяч заболевших.  Данные  цифры  радикально отличаются от ситуации в других государствах Кавказа, где счет погибших идет уже на сотни, а заболевших на десятки тысяч. Основой этого,  по мнению Директора Центра европейско-азиатских исследований Андрея Русакова, стало давнее  знакомство  лидера «мечтателей» Бидзины Иванишвили с главным  вирусологом Грузии Тенгизом Церцвадзе. Его рекомендации, практически без дискуссии и стороннего лоббизма, принимали форму политических решений правительством Георгия Гахарии. Однако предполагаемый экономический спад по итогам года  в девять процентов  неминуемо поставит перед властями совсем другие, уже социальные вызовы, пусть и после выборов. И три миллиарда долларов заимствований для возмещения потерь бюджета не исправят ситуации. Выход может  быть  в реанимации единственной сложившейся в Грузии отрасли – туризма, в основе которой лежат и отпускные деньги российских граждан. Поэтому новому правительству Грузии придется как-то начинать диалог с российскими властями о возобновлении  регулярного авиасообщения. И здесь на помощь могут прийти контакты других политических игроков – «Единой Грузии – Демократического движения» Нино Бурджанадзе и «Альянса патриотов Грузии»,  которые, при всех внутриполитических имиджевых издержках,  вносят в политическую повестку вопросы нормализации российско-грузинских отношений:

 «Карт-бланш» против вирусов

На конец августа   коронавирусной инфекцией в Грузии заразилось около полутора тысяч человек, а погибло вообще менее двадцати. И это один из лучших, если не самый лучший показатель в мире.  У соседей Грузии совсем  другие показатели -   в  Армении в районе 43 тысяч заболевших и около 900 погибших, Азербайджане – больше 35 тысяч  заболевших и более 500 погибших, не говоря уже об Иране, где цифры еще более внушительны. В Грузии стало общим мнением то, что за границей от Ковида скончалось значительно больше грузин, чем в самой Грузии.   Во главе борьбы с пандемией встал   главный  вирусолог Грузии, директор тбилисского центра инфекционных заболеваний, СПИДа и иммунологии Тенгиз Церцвадзе. Хотя также вместе с ним  над разработкой ограничительных мер работали и руководитель лаборатории имени Лугара Паата Имнадзе, глава Национального центра здравоохранения Амиран Гамкрелидзе и много других людей. Но «грузинский феномен» заключается далеко не в этом. Любые ограничения, предложенные вирусологами и эпидемиологами,  встречаются  с массой других встречных  потоков – прежде всего,  таких как отраслевой лоббизм и социальные последствия ограничений, к которым в той или иной степени власти часто оказываются куда более благодушно настроенными, чем к «людям в белых халатах».  Пример Белоруссии и Швеции не в счет, где политика вообще возобладала над любыми медицинскими рекомендациями.   Вряд ли и  правительство Георгия Гахарии, учитывая в определенном смысле теневой характер  принятия части политических решений, не сталкивалось с настойчивыми  просьбами каких-либо  послаблений в  пользу того или иного экономического игрока. Еще недолго работающий в 2018 и 2019 годах  в  составе правительства  министр экономики и устойчивого развития Георгий Кобулия,  бывший сотрудник «Мак-Кинзи», ушел именно из-за того, что экономика, в том числе и грузинская, не может, по его словам,  управляться «неформальными методами».   Помог, судя во всему, случай. Случай заключался в том,  Бидзина Иванишвили -  лидер партии «Грузинская мечта» - оказался лично хорошо  знаком с Тенгизом Церцвадзе еще с тех времен, когда после создания   первой в Советском Союзе лаборатории по борьбе со СПИДом Церцвадзе был министром здравоохранения при президентстве Шеварднадзе. Тогда еще российский бизнесмен и уже грузинский меценат Бидзина Иванишвили  строил в Грузии медицинские объекты.  Факт личного знакомства и неформальных коммуникаций между Иванишвили и Церцвадзе  позволил переформатировать  все медицинские рекомендации  в политические решения, которые правительство выполняло день и ночь,  не оставляя места для лоббизма. Получился  впечатляющий для всех соседних государств результат, несмотря на то, что  правительство возглавляет премьер-министр Георгий Гахария, который ранее не обладал весомым  политическим опытом. Кстати, показав, как государственный деятель впечатляющие результаты по борьбе с Ковидом  выпускник  факультета политологии и Высшей бизнес-школы МГУ Георгий Гахария невольно показал и ценность российского образования. Хотя немецкие газеты пишут, что в Грузии победил коронавирус выходец из «Люфтганзы», где раньше работал Гахария и  отвечал за Восточную Европу, СНГ и Россию. 

 

«Рыцарь печального образа»

 

Как ни странно, успехи  Грузии по борьбе с  коронавирусом оказались не сопоставимы с экономическими последствиями. Согласно июльскому докладу  Всемирного банка  уровень экономики 2019 года Грузия не достигнет  даже в 2021 году, не говоря уже про текущий год. А соседние  Азербайджан с Арменией  в следующем году будут  в небольшом  плюсе.  Экономика Грузии продолжает сокращаться большими темпами. Июньский показатель   рекордный – ВВП Грузии сократился на 4,8 процента. Тогда как в  Армении ВВП сократился на 2,8 процента.  В Азербайджане,  несмотря  на то, что подешевела нефть, сокращение ВВП составило всего лишь  2,6 процента.  Что касается падения и сокращения ВВП,    Грузия,   по прогнозам Всемирного банка,  будет печальным лидером в Кавказском регионе с сокращением девять процентов (!)по  2020 году. Армения сократится на восемь процентов, а ВВП Азербайджана всего лишь на пять процентов. Хотя даже эти пять процентов тоже впечатляют.  Однако для того, чтобы понять цифры влияния коронавируса на грузинскую экономику, надо исходить из того, что такое грузинская экономика на сегодняшний день? Что она может производить и что может продавать? Известный грузинский экономист Иосиф Арчвадзе написал, что Грузия превратилась в ту площадку, где доллары и евро, заработанные одними грузинами за рубежом и переведенные в Грузию, обмениваются на продукты, которые другие грузины привезли из других стран.  Бюджет Грузии 12 миллиардов лари, около четырех миллиардов долларов. Дефицит торгового баланса – пять миллиардов долларов. Деньги в бюджете появляются не за счет того, что кто-то что-то производит. В 2018 году деятельность онлайн-казино  принесла 14 миллиардов лари, а в бюджет эта отрасль заплатила всего 250 миллионов лари, статистический ноль. По производству криптовалюты Грузия вышла на второе место после Китая, используя бесплатную для потребителей в высокогорных районах Сванетии   гидроэлектроэнергию Ингурийской ГЭС, чтобы вырабатывать биткоины.  За все годы «независимой Грузии» создался только один сектор, который явно влияет  на социально-экономическую ситуацию в Грузии – это туризм.  И  это особо пострадавший сектор в данное время.   Надо сказать о том, что грузинское правительство развивало туризм, поощряло приток туристов, в том числе и в первую очередь из России. Сейчас все, по понятным причинам, абсолютно  остановилось.   В прошлом году   кризис в туристической индустрии начался, когда Россия отменила прямые авиарейсы в Грузию. Но сезон все-таки состоялся. И ни в какое сравнение прошлый год с годом нынешним не идет.  И это означает, что все те люди, которые брали  кредиты на развитие своих гостиниц, хостелов, покупку  комфортных автобусов и  микроавтобусов,   приобретение и ремонт ресторанов и кафе, пострадали очень сильно. С одной стороны, правительство Грузии хочет сделать все, чтобы  туризм вернулся «на круги своя».  С другой стороны, вопреки своим обещаниям Грузия  не открыла границы страны для россиян. Хотя и  Россия тоже не открывает границы с Грузией для своих граждан. Недавно Грузия открыла границы для туристов из Германии, Франции, прибалтийских государств. Но это мало поможет туристической индустрии. Приезжающих из этих стран в Грузию традиционно немного  и они тратят мало денег за время пребывания здесь. В этих условиях правительство Грузии надеется как-то дойти до выборов, которые состоятся в конце октября и  на международную помощь, которая обещана. Премьер Георгий Гахария сказал о том, Грузия получит около трех миллиардов долларов  очень льготных кредитов из разных международных источников.  От МВФ уже поступило 250 миллионов долларов. Пока этого, судя по всему, хватает на выполнение  своих обязательств перед гражданами.  Тем, кто потерял официальную работу и попал под сокращение, правительство в течение шести месяцев выплачивает по  200 лари, то есть  платежи растянули  на полгода.  Последний платеж как раз приходится на октябрь, месяц выборов.  И еще дают одноразовую выплату  в 300 лари тем, кто работал неофициально, но смог это доказать, а также по 600 лари выдается лицам с ограниченными возможностями.

 

Один против всех

 

Судя по всему,  с точки зрения борьбы с коронавирусом в грузинском обществе есть консенсус. Население, а значит, и электорат  ценит, что количество заболевших минимальное и связывает это с деятельностью правительства. Это дает  правящей партии «Грузинская мечта» и правительству нужное одобрение населения. «Грузинская мечта», согласно соцопросам, вырвалась в лидеры. В августе британская  компания Survation провела исследование, согласно которому за «Грузинскую мечту» готовы проголосовать 52 (!) процента избирателей.  Если «мечтатели» не наберут 40 процентов плюс один голос, что, по мнению грузинских экспертов, очень маловероятно,  им придется искать себе кого-нибудь в коалицию для формирования правительства. Поэтому логично, что  «Грузинская мечта» будет стремиться провести «дружественные партии».  Судя по всему, в качестве негласных  сателлитов «Грузинской мечты» могут быть партии «Новая Грузия за солидарность» или, в крайнем случае,  «Альянс патриотов Грузии». Для коалиции  у «Альянса патриотов Грузии» не особо комфортный  для «мечтателей» имидж пророссийской партии, и даже чуть ли  не проекта Кремля. Хоть  «Грузинская мечта» и  говорит, что ведет прагматичную политику в отношении северного соседа, но, по их мнению, Россия для Грузии – оккупант. В свой актив сейчас «мечтатели» записывают то, что за два их избирательных  цикла не было прямого конфликта с Россией. При этом, согласно их позиции,  Саакашвили всегда использовал территорию Грузии для операций против России, приводя в пример прямое общение   депутата  от «Единого национального движения»,  руководителя комитета по безопасности и обороне  Гиви  Таргамадзе с российскими оппозиционерами в преддверии и во время протестов в Москве в  июне 2012 года.  Учитывая итоги прошлых выборов, грузинские  эксперты  считают, что и    на 30  новых мажоритарных округах у оппозиции нулевые шансы. Можно практически с уверенностью предположить, что и в новом избирательном цикле «Грузинская мечта» подтвердит свое лидерство и право на управление страной. Однако, учитывая, сколько копий сломано вокруг принятия новой  избирательной системы и более широкого допуска в нее оппозиции следует отметить, что у этой возможной победы «Грузинской мечты» есть и свои особенности. И, кстати, есть еще и задача убедить Брюссель и Вашингтон в своей поддержке населением.

 

Ты чьих будешь?

 

Удивительно, но почти вся оппозиция персонализирует «Грузинскую мечту» с Бидзиной Иванишвили. И не всех из них научил опыт, что даже изменения в избирательную систему, уменьшающие количество одномандатных округов были приняты не с первой попытки при явной растерянности лидера «Грузинской мечты» от действий своих депутатов-одномандатников. И не все оппозиционные лидеры, судя по всему, поверили в то, что   и сам Бидзина Иванишвили, а не только американское посольство, был недоволен этим.   Все эти годы у «Грузинской мечты» было большинство в парламенте. Удивительно, но представители этой партии не разу не подняли  такой, например,  актуальный вопрос,  как налогообложение игорной индустрии. В то время как 70 процентов (!) молодежи в Грузии «играет» в онлайн-казино. Хоть раз кто-то из «Грузинской мечты» явно сказал об этом? Есть темы, на которые наложено «табу». В Грузии работают 2-3 крупные фармкомпании, их владельцы – мультимиллионеры. Они держат монополию с  высокими ценами на лекарства. Цены на медикаменты в Грузии выше, чем в других странах. Но из других стран лекарства завозить нельзя. То же самое происходит с ценами на горючее, в Грузии очень дорогой бензин.  Можно пройтись по всем позициям. Все умалчивают о том, что  люди, кто занимается этим,  еще в советские годы были миллионерами, когда всю ситуацию в Грузии контролировал ЦК Компартии Грузии. Сейчас  они не склонны к публичности, но их сыновья и родственники появляются в качестве депутатов-одномандатников,  и у лидера «Грузинской мечты» не получается идти против интересов этих людей .  Поэтому олигархи или их представители без всех проблем «кочевали» (переизбирались) из парламента в парламент как мажоритарные депутаты.    Например, фармацевтический магнат, автор знаменитой фразы – «Это же наш парламент!» (в этом случае принято говорить – «Кто бы сомневался?»), владелец аптечной сети «PSP» Кахабер Окриашвили, сейчас «мечтатель». При этом, сменил девять партий за 15 лет, в том числе и «ЕНД», но неизменно избирался по одному и тому же одномандатному округу. Бидзина Иванишвили очень хорошо знает этих людей и публично говорит, что они «самодостаточные люди». Поднимет ли  новый состав парламента, в котором вновь, скорее всего,  большинство будет  у «Грузинской мечты»,  вопросы, угрожающие  финансовым интересам олигархов? Даже при том, что количество курируемых ими одномандатных округов сократилось примерно два раза? Или как прежде, добыча биткоина будет проходить под политическим лозунгом – «Поможем высокогорным регионам»  бесплатной электроэнергией на радость депутатам?

 

Все против одного

 

Согласно августовскому опросу британской компании Survation костяк основных оппозиционных сил не поменялся – это  «Единое национальное движение» (19 процентов) и «Европейская Грузия» (8 процентов). Из новых политических проектов  пять процентов, судя по тому же опросу,  может взять партия «Лело для Грузии» с лидерами в лице топ-менеджеров «ТВС- банка» Мамукой Хазарадзе и Бадри Джапаридзе. В этом случае получился эффектный пиар, когда они,   из-за обвинений в отмывании денег, покинули Совет по строительству порта Анаклия,  и в знак  протеста   пошли в политику.  Созданная  на основе общественного движения «Лело» и присоединившая  две другие партии – «Движение за развитие» и «Новые правые», «Лело для Грузии» «разыгрывает карту» третьей силы. Но также ориентированной на ЕС и НАТО, как и основной пул кандидатов.  Надо отдать должное,  что представителям 26 оппозиционных партий удалось подписать меморандум о защите голосов избирателей и договориться о совместных действиях перед выборами, даже стараясь согласовывать  кандидатов на одномандатных округах. Любые криминальные события, если что случилось – убийства, драки, разборки -  оппозиция пытается использовать  в своих целях, при этом активно доказывая избирателям, что власть плохо борется с социально-экономическими последствиями пандемии и у них бы получилось лучше. Видимо, как вариант рассматривается и напоминание избирателям, что именно правительство «Грузинской мечты» пыталось воспрепятствовать проведению церковных служб во время Пасхи. Однако, по мнению многих грузинских политологов, скептицизм по отношению  к власти есть, но практически не выливается в поддержку оппозиции, к тому же,   в отсутствие у нее ярких лидеров.

 

Тбилиси – Москва – Тбилиси

 

Учитывая очевидную тенденцию  основных политических игроков в представлении России в амплуа «оккупанта» возникает естественный вопрос о подходах в отношении северного соседа в новом составе парламента и не только. Учитывая, что российскому бизнесу принадлежит большое количество предприятий в Грузии, вплоть до водопровода Тбилиси и «оккупационные» инвестиции продолжают приходить в экономику Грузию,   возникает естественный вопрос о том, что как строить отношения  с «оккупантом» в дальнейшем. По итогам четверти века независимости можно констатировать, что в Грузии сложилась  отрасль, генерирующая доходы и обеспечивающая занятость. Это туризм, в том числе и  со стороны  российских граждан -  в 2018 году Грузию посетило почти полтора миллиона россиян (один такой город как Екатеринбург). В 2019 году, если бы не было остановки авиасообщения, эта цифра имела бы все шансы значительно увеличиться. И это только прагматика. В России проживает по разным оценкам почти один миллион грузин. Часть из них граждане России, у кого-то двойное гражданство, а кто-то гражданин Грузии. Осенью прошлого года в Сочи прошел Форум грузинских общин в России, на котором  грузинские национально-культурные автономии  высказались на улучшение российско-грузинских отношений. Кстати, могут ли считаться легитимными выборы, когда лица, имеющие грузинское гражданство и проживающие на территории России, по факту  такой возможности лишены. Пока эта тема отсутствует в предвыборном грузинском марафоне. Молчит на эту тему и гарант конституционных прав граждан Президент Грузии Саломе Зурабишвили. Хотя даже при отсутствии дипломатических отношений в секции интересов Грузии в посольстве Швейцарии в Москве вполне мог бы быть открыт избирательный участок.  Традиционно к партиям, в той или иной степени высказывающихся за российско-грузинский диалог, принято относить «Альянс патриотов Грузии» и «Единую Грузию – Демократическое движение» с ее лидером Нино Бурджанадзе. На съезде своей партии  в июне прошлого года, поддерживая многовекторный характер развития Грузии,  Нино Бурджанадзе активно высказывалась и за диалог с Москвой.   Ее  успехом было третье место на выборах Президента Грузии в 2013 году с 10 процентами голосов. Сложно сказать, сколько голосов получат данные партии сейчас, но можно констатировать, что в Парламент Грузии пройдут точно.  Среди «темных лошадок», которые могли бы на себя взять  артикуляцию  взаимного диалога есть и  бывший российский, а ныне грузинский бизнесмен Леван Васандзе,  сделавший состояние в России, впрочем, как и все грузинские олигархи. Однако, при всем наличии потенциала, его  консервативные ценности, в том числе и активная борьба против ЛГБТ, не трансформируются в политический контекст.  Находясь  в плену своей консервативной идеологии,  он слабо апеллирует к актуальной сейчас социальной проблематике. Люди в Грузии устали от безработицы и социальных проблем, люди знают, что территориальные проблемы не решатся в ближайшем будущем, они в лучшем случае будут законсервированы. И многие из них  выступают за диалог с Россией. И их голос  должен быть услышан и принят во внимание новым составом Парламента Грузии, в том числе и теми, кто, скорее всего, победит.  Как бы кому-то не хотелось, Россия не уйдет из грузинской повестки. И это не выгодно самой Грузии.